Повесть о рязанском епископе Василии Святом. XVI в.

Текст

В списке Рязанских Епископов святой Василий следует за Ио-сифом, который упоминается в 1284 году, Иосиф же занимает третье место в Рязанской иерар-хии; значит, в ряду всех иерар-хов Церкви Рязанской, святой Василий был четвертый. Так как с 1284 года нигде в летописях не упоминается об Иосифе, Епис-копе Рязанском, то и надобно полагать, что пастырское служе-ние святого Василия началось с того же 1284 года, или по край-ней мере с 1285 года. От кого происходил св. Василий и где родился, не сохранилось никаких известий. Сохранилось только немного указаний в пес-нях церковных на то, как началось его духовное рождение. Церковь, верная хранительница священной памяти сынов своих, прославляя св. Василия, называет его рабом Господним, освященным от пелен. Следовательно, пере-дает нам, что духовное его рождение началось с самого младенчества освящением свыше, во святом крещении. Просвещенный Духом Божиим, св. Василий с юношеского возраста умертвил телесные чувства свои воздержани-ем и страхом Божиим и сделался рачителем бла-гочестия. Первые подвиги своего благочестия начал он в Муроме. Там принял святой образ монашеского благоукрашения, - и уже сиял всеми образы мудрости и благочестия, когда Промыслу угодно было, ради святого жития его, украсить его саном Архиерейства, избрав-ши на чреду служения Церкви Муромо-Ря-занской. Об этом избрании св. Василия в сан Епископа находится сказание в житии Муром -ских чудотворцев благоверного князя Кон-стантина и чад его, помещенном в Прологе под 21 числом майя. Оно начинается так: "Спустя много лЪтъ по преставлети благов. князя Кон-стантина и чадъ его и по запусгьши града Му-рома отъ невърныхъ людей, и спустя много лътъ послЪ благов. князя Петра и княгини Оевроньи, прибыль изъ К1ева въ Муромъ благовърный князь Георпй Ярославичъ и поставилъ себъ дворъ въ Муромъ; тоже учи-нили бояре его и всъ купцы Муромск1е. Сей князь обновилъ первоначальную тамошнюю церковь Благовъщешя Пресвятыя Богородицы и вторый храмъ св. страстотерпцевъ Бориса и Глъба и поставилъ у церкви ихъ, по-прежнему, Епископа именемъ Василия, мужа праведна и благочестива". Итак, Георгий Ярославич, сын Ярослава Юрьевича, о котором упоминается еще в 1248 году, принявши Муромское кня-жение, без сомнения, по смерти отца, нашел город Муром опустошенным, обновил его и, желая иметь в нем по-прежнему Епископа, избрал Василия, как мужа праведного и благо-честивого. Кто же посвятил св. Василия в сан Епископа? Так как достоверно известно, что Иосиф, Епископ Рязанский, предшественник св. Василия, посвящен Митрополитом Мак-симом, а Митрополит Максим управлял Церковию Российскою с 1283 по 1305 год, то нет сомнения, что и св. Василия посвятил Еписко-пом в Муром тот же Митрополит Максим, может быть, в то время, когда в 1285 г. ходил он "по своему обычаю по всей землъ Рустуй, учаше и наказуяше, управляше". Ибо лучшим средством к управлению Церковию почитали Первосвятители Русские поставление в удель-ных княжествах Епископов. Но кафедра епископии не утвердилась навсегда в Муроме. Слава Святителя, с переме-ною местопребывания его, перешла в Рязань. Причиною же тому было подозрение на Святи-теля Василия в жизни укоризненной, внушен-ное грубому народу Муромскому врагом рода человеческого. Принявши на себя высокий сан Архиерейства, св. Василий, со всею ревностию истинного пастыря Христова, начал подви-заться в устроении своей паствы. Проникнутый пламенною любовию к словесному стаду Хрис-тову, он прилагал все труды и попечения о нем: рассеянных варварским нашествием собирал воедино, изнемогающих укреплял верою, сокру-шенных утешал твердым упованием на милость Божию, заблудших приводил на путь правый. В таких высоких подвигах добродетели св. Василий явил себя пастырем незлобивым и смиренномудрым, непоколебимым столпом целомудрия, соучастником и ревнителем под-вигов Отцев Церкви, в молитвах и пощениях образом стаду своему. Но зависть и злоба врага рода челове-ческого не дремали. Он восстал на святого и, как исконный ненавистник добра, покусился помрачить славу добродетелей его своими оболь-щениями: принимает образ студной жены и употребляет все козни ада, чтобы привесть легкомысленный народ Муромский в заблуж-дение, будто Святитель их держит у себя на ложе девицу, - и, по-видимому, успевает в своих кознях. В том же сказании о Святителе Василии, которое находится в житии Муром-ских чудотворцев под 21 числом майя, это про-исшествие описано так: "искони ненавидяй добра, иже древнш губитель душамъ христ!-анскимъ, нача на святаго Епископа Васил1я споны творити, яко да прилична его блудному дълу сотворить, и вообразуя себе д1аволъ въ девицу и объявля всенародно града Мурома изъ храмины въ оконце святительское, яко держитъ у себе на ложи девицу. Иногда же изъ храмины проходъ творяше отъ Епископа". Мог ли, при таком действии злобного врага, Святи-тель Василий не прийти в подозрение народа грубого, жестокого, легковерного и суеверного? Но паства не имела права сама собою судить и осудить своего Архипастыря. Дело суда над Святителем есть дело Собора Святителей. Од-нако ж народ Муромский, в самозабвении, при-ступил к суду над своим Архипастырем след. образом: в один день и бояре и вельможи и народ (об князе не упоминается в летописи) собрались к Святителю Василию в вечернюю пору. Что же видят они? Видят девицу, бежа-щую вверх по ступеням к Святителю; в руках у ней сапоги. Так сделал диавол. Увидевши сие, народ с яростию возопил: "о Епископе, недо-стойно тебт" имъти дъвицу во храминъ сво-ей на ложъ!" Святой Василий оправдывался в своей невинности пред глазами паствы: "От-цы и брат1я! - говорил он, - неповиненъ есмь дълу сему блудному, еже вы речете ми". Народ, едва услышал сии слова кроткого Святителя, с большою яростию начал кричать: "о Епископе, лжу твориши; видъхомъ бо вси дъвицу, бъ-жащу къ тебъ". Не убоялись таким образом Святительства его, не устыдились благолепия честных седин его, оболгали его, поругались над ним, отверглись его спасенного учения. Ни одного не нашлось, кто бы показал милость над своим Владыкою. Напротив, мятеж усилился, крик в народе увеличился; положили изгнать Святителя Василия из Мурома. Какой еще скорби надобно было ожидать Святителю! Но сего мало; нашлись, наконец, такие, которые, как немилостивые разбойники, как лютые зве-ри, восстали на него и в неистовстве своем нача-ли кричать: "за с1е дъло уб1емъ его". Тогда св. Василий предстал пред неистовых и начал просить их: "Отцы и брат1я! дадите ми мало время до утр1я до трет1яго часа дни". Кротость Архипастыря и из глубины невинного серд-ца произнесенные слова поразили народ; он разошелся по домам. Невинный Праведник всю ночь молился со слезами в соборном храме Бориса и Глеба, совершил всенощное бдение, утром отслужил Литургию; из собора пошел в первоначальную церковь Благовещения; там отпел молебен пред образом Божией Матери, принесенным из Киева в Муром святым Константином, взял сию икону с собою и с упо-ванием на Матерь Божию пошел к Оке, чтобы оставить навсегда и город и епископию. Вель-можи и весь народ провожали его из города, приготовив ему ладью. Но св. Василий оста-новился на берегу р. Оки с образом Божией Матери, снял с себя мантию, разостлал ее по воде, взошел на нее с тем же святым образом, - и "аб1е несенъ бысть духомъ бурнымъ и со образомъ Богородичнымъ противу быстрины ръчныхъ струй, отонудуже ръка течетъ". Мантия сделалась для него легким кораблем; Промышление Всевышнего и заступление Бо-гоматери - кормилом, дух бурный - силою Божиею. Святой Василий, как бесплотный, паче естества по водам шествие творил. Гру-бые Муромцы, пораженные чудом, горько возрыдали о своем прегрешении: "о святый Владыко Василш! прости насъ гръшныхъ рабъ своихъ, - вопияли они от стара до мала со слезами вслед невинного Праведника,-согръ-шихомъ предъ тобою, Отче св. Владыко, не забуди насъ рабовъ твоихъ", - взывали они. "Но св. Василш взятся отъ оч1ю Муромскаго народа въ мгновенш ока вверхъ по Окъ". Так оправдал Бог невинность Праведника своего пред лицом народа, неправедно изгнавшего его! Так посрамил он козни врага, искавшего гибели христиан! Чудесное шествие св. Василия по водам реки Оки продолжалось только шесть часов. В 3-й час дня (после обедни) он оставил Муром; в 9 часов того же дня (к вечерне) принесен был вверх по Оке в Рязань (старую), расстоянием более двухсот поприщ от Мурома. Здесь пребывали тогда князья Рязанские, дети св. мученика Романа Ольговича, Феодор и Константин Романовичи. Дивный Промысл Божий, действующий во Святых Своих, чудесным образом известил жителей Рязани о приближении к их городу св. Василия. Преда-ние говорит, что диакон в облачении, вышед-ший начинать вечернюю службу, при всех усилиях никак не мог выговорить: благослови, Владыко! Народ смотрел на это с изумлением. Среди сего изумления и безмолвия диакон, разрешенный как бы от уз, связавших его уста, невольно произнес: "не могу начинать, Владыка идетъ, Владыку встречайте". Тотчас весь освя-щенный собор пастырей с святыми крестами, великий князь (вероятно, Феодор Романович) с боярами и всем народом поспешили выйти на берег Оки в сретение Богоявленному Святи-телю. И видя его на мантии плывущим, с пречис-тым ликом Богоматери, от изумления простерли руки свои к нему и взывали: "о Богоявление намъ Святителю! пршди и ниспосли намъ благодать спасительную, юже отъ Бога пр1ялъ еси". С великою радостию принял св. Василия и великий князь Рязанский и весь народ хрис-тианский. К этому предание присоединяет, что Святитель Василий, в сопровождении князя и народа, взошел в храм соборный и отслужил вечерню. С сего времени епископская кафедра навсегда упразднилась в Муроме. Самих Муром-цев народное слово заклеймило прозванием: Святогоны. И хотя впоследствии Муром полу-чает благословение от Епископов, но жить туда они уже не возвращались. Постоянным место-пребыванием их сделалась сперва Рязань (ста-рая), потом Переславль Рязанский, где навсегда утвердилась кафедра Епископов Рязанских, и в титуле своем они стали именоваться сперва Рязанскими, потом Муромскими, исключая тех случаев, когда посещали Муром; тогда назы-вались опять сперва Муромскими, а потом Рязанскими. Но в память того, что св. Глеб был первым князем в Муроме и положил начало христианской вере, Рязанская епископия удер-жала название Борисоглебской, как сказано в летописи, "ради одержатя града Мурома святому князю Глъбу". Самая икона Божией Матери, с которою приплыл из Мурома св. Василий, навсегда осталась в Рязани и доселе находится в Рязан-ском кафедральном соборе. В память пребыва-ния ее в Муроме и перенесения оттуда в Рязань стала именоваться она Муромскою, а в память того, что перед нею молился св. Василий, в горький час изгнания своего из Мурома, дали ей наименование: моление св. Василия. Как чудотворной иконе, впоследствии времени стали совершать и доселе совершают в честь ее празд-нество, в первую неделю по Пасхе. Казалось, что после скорбей изгнания Святителю Василию должно было успокоиться в новом престольном граде своей епископии, где с такою радостию приняли его и князь и народ. Но ни ему, ни граду престольному и пастве его не суждено было вкусить мир и радость под сению новой милости Божией. То время было время скорбей, а не радости, время тяжкого ига Монгольского и опустоши-тельных набегов. В 1288 году на полях Рязан-ских, прежде опустошенных Батыем, явился новый тиран - воин, Элортай, сын Тимур-Хозрева. Он опустошил Мордовскую землю, Муром и Рязань. Тут, наконец, погибла вся слава Рязани. Древнейший город знамени-того княжества со всеми своими храмами и монастырями исчез навсегда; остались одни земляные валы, памятники укреплений его, и село с именем старой Рязани. Мог ли оста-ваться св. Василий среди развалин древней столицы Рязанского княжества? Промысл Божий назначил ему другое место пристанища и успокоения. Взамен погибшей столицы Рязанского княжества стал возникать другой городок на пути, идущем с юга прямо к сердцу России, в двух девяноста верстах от столицы княжества Даниила Александровича Московского. Это нынешняя Рязань. С именем Пвреславля Ря-занского, новая Рязань стала привлекать к се-бе славу древней столицы. Рязанские князья, находя себе здесь защиту и успокоение от на-бегов татарских полчищ, старались укрепить ее и украсить; и вот при Феодоре и Константине Романовичах Переславль Рязанский является уже укрепленным городом: он имел тогда глу-бокий ров, наполненный водою, высокий вал и двойную стену под защитою 12 башен; укра-шен был храмами, коих замечательнейшим памятником и доселе остается Борисоглебский собор, хотя и не раз после того перестраива-емый. Сюда-то угодно было Промыслу пересе-лить св. Василия, как в последнее место земного странствования его. И действительно, св. Василий, чрез нес-колько лет после прибытия своего в Рязань, переселился в Переславль Рязанский, куда, вероятно, перешли жить и князья. Как залог милости Божией, он взял с собою и чудотвор-ный образ Муромской Божией Матери. Пре-дание говорит, что св. Василий и в Переславль Рязанский приплыл по Оке и Трубежу на сво-ей чудодейственной мантии к церкви Бориса и Глеба. Здесь основал новую кафедру епис-копии, и с того времени храм тот сделался соборным. Церковь Рязанская, воспоминая о сем дивном событии св. Василия, взывает к нему: "на мантш по водамъ шеств1е творя, Богоспасаемаго града Переславля достиглъ еси и въ немъ при храм'Ь святыхъ страстотерпцевъ Бориса и Глт>ба престолъ Арх1ерейства утвер-дилъ еси". В котором году св. Василий из Мурома переселился в Рязань (старую) и из Рязани в Переславль Рязанский, в летописях не упоми-нается. Надобно полагать, что прибытие его в старую Рязань было еще до 1288 года; иначе как могли быть там князья и освященный собор пастырей, когда ее опустошил Элортай? Переселение его в нынешнюю Рязань пола-гают в 1291 году. Но достоверно известных свидетельств нет. Не без особенных премудрых целей Промысл Божий столь чудесно переносил све-тильник Церкви Муромо-Рязанской из одного места в другое. Того требовало крайне бед-ственное состояние ее под игом варваров. Уже более 50-ти лет (1237-1291) страдали сыны ее от насилия татар и не видели конца своим страданиям. Томления и муки не прекращались, тяжкие налоги продолжались по-прежнему. Как пограничные страны, Муромская и Рязанская области чаще и более всех других стран испыты-вали на себе опустошительную силу огня и меча. От воздыхании и печалей сохли и самые кости, по выражению преподобного Серапиона, Епископа Владимирского. Столь тяжкое испы-тание духа христианского угрожало гибелью самой нравственности. От сношения с монго-лами грубели нравы. Муромцы сделались, "яко немилостивж разбойницы, лютш звт>ри"; от недостатка храмов Божиих и священнослужи-телей оскудевал свет Боговедения; от столкно-вения с языческими народами, каковы мордва и мещера, распространялся мрак невежества и суеверий. Нужно было сильное средство, чтобы поддержать дух веры и терпения в страдальцах; нужно было чудесное действие Божие, чтобы одних вразумить, других утешить и подкрепить надеждою на Бога, иных просветить светом Богоразумия и привести ко Христу; - и вот невинное изгнание св. Василия из Мурома послужило, в руках спасающего Промысла Бо-жия, одним из действительнейших средств к достижению сих высоких целей. Муромцы вразумлены: как Ниневитяне, они раскаялись в своем великом грехе, ибо узнали козни врага. Жители Рязани утешены и подкреплены надеждою на милость Божию; сыны града Переславля увидели залог спасения в чудо-творной Муромской иконе Божией Матери, пример терпения и веры в твердости души Святителя Василия. Живое учение Христово устами Богомудрого Святителя Василия огла-сило и Муром, и Рязань, и Переславль Рязанскии; оно пронеслось, так сказать, в пределах Церкви Рязанской от востока до запада. Чудес-ное плавание по водам на мантии и святая жизнь Чудотворца не могли не подействовать на серд-ца многих людей, даже не знавших Христа. Указание на это, хотя слабое, находим мы в песнях Церкви. Воспевая подвиги Святителя Василия, она взывает к нему: "Арх1ерейства саномъ украшенъ бывъ, Церковь и люди твоими учеши обогатилъ еси". И еще: "Святолт>пно жит1емъ и учешемъ твоимъ, Богомудре Васил1е, мнопя ко Христу привелъ еси, душетл^нныхъ искушенш мракъ отгоняя, просвещая же люди твоя св'Ьтомъ Богоразум1я".


РГПУ им. С.А.Есенина

На главную страницу